Николай Башмаков. Щебетухин | АсПУр
bashmakov-n
Николай Башмаков. Сюрпризы фейерверка
01.03.2016
Всероссийская литературная премия имени Д.Н. Мамина-Сибиряка
01.03.2016
Все статьи

Николай Башмаков. Щебетухин

bashmakov-n
 
bashmakov-n

Николай Башмаков. Щебетухин

Народная мудрость гласит: счастлив тот дом, на котором поселились ласточки.
Обижать доверчивых птиц нельзя не только по совести, но и по закону.

Однажды во дворе нашего дома разыгралась трагедия. Ласточки под крышей дровяника начали лепить гнездо. Глава молодой семьи сел на землю, чтобы взять в клювик строительный материал, и попал в беду. Видно, совсем ещё молод был и неопытен. Лениво дремавший в траве кот Маркиз мгновенно преобразился, совершил резкий прыжок, схватил птичку в зубы и понёс добычу под навес. Увидевшая беду подружка принялась летать над котом. Она носилась над ним почти задевая его крылышками, привлекала к беде внимание и как бы упрашивала: "Отпусти!" Но котяра не обращал на неё никакого внимания. Он был сыт, ленив, но охотничий инстинкт не позволял выпустить из зубов жертву.

Пришлось вмешаться мне. Кот полностью доверял хозяину и подпустил к себе. Я отобрал у него птичку. К счастью, он не сильно помял ласточку, но видимо от испуга и шока она не могла взлететь. Маленькая, лёгонькая лежала в ладонях и испуганно глядела на меня глазками бусинками, как на новую, ещё более крупную, чем кот, опасность.

Это была мужская особь, относящаяся к разновидности деревенских ласточек, с красно-коричневой грудкой. Я посадил его в небольшой ящик, прикрыл стеклом и поместил в притемнённое место в подвале. Он вёл себя тихо. Сидел без движения в уголке ящика, постепенно успокаивался и приходил в чувство.

На другое утро я взял его в руки и вынес на улицу. Едва разжал ладонь, как он громко пискнул и улетел.

Ласточки – птички ласковые и доверчивые. В отличие от чёрного стрижа к человеку расположены. Не прошло и полчаса, как он вернулся вдвоём с подружкой. Парочка села в двух метрах от меня на проволоку, натянутую для пса по кличке Малыш. Подружка просто смотрела, а спасённый без умолку что-то щебетал. Наверное, благодарил за помощь. После того как высказал на своём языке всё, что хотел сказать, улетели по своим делам. С тех пор он каждый день прилетал ко мне, садился поблизости на проволоку или уголок крыши и, щебеча без умолку, рассказывал свои птичьи новости. За это ласковое щебетание мы с женой прозвали его Щебетухин.

Ласточки слепили под навесом дровяника гнездо, подружка села на яйца, но высидеть потомство не получилось. Как-то утром я увидел их вдвоём, печально сидевших на проводе. Зашёл в дровяник. Растерзанное гнездо валялось на земле. Разорить недоступное для кошек гнездо могла только сорока-воровка. Воровать у птичьей мелкоты яйца и даже птенцов у сорок в этот период – любимое занятие. Они тоже выкармливают потомство. Мы думали: пара улетит подальше от нашего дома и от опасности, но оказались неправы. Ласточки погоревали день и принялись искать для гнезда новое место. Нашли открытую форточку, залетели на чердак и начали строить под самым коньком крыши новое гнёздышко. Там было тепло и безопасно. Сороки туда не залетали. Форточку при сильном ветре мы обычно закрывали, теперь пришлось пойти Щебетухину навстречу и держать её открытой постоянно.

Под крышей все планы у ласточек сбылись. Слепили гнездо, высидели птенцов и принялись их выкармливать. Теперь Щебетухин прилетал "поговорить" гораздо реже. Занят был сильно.

Прошло некоторое время, и однажды я увидел усевшихся на нижнем краю форточки пятерых птенцов. Ластята сидели неподвижно, как истуканчики, лишь маленькие глазки резво бегали, реагируя на пролетающих мимо мух. Но хватать мух они пока не решались. Предпочитали ждать родителей а, как только те подлетали, открывали рты и начинали слегка помахивать крылышками:
- Вот он, я! Меня кормите, меня!

Прошло ещё несколько дней, и мне довелось увидеть их первый облёт. Молодые ластята облетели вокруг дома. Те, которые были послабее, быстро устали, сели на провод отдохнуть. Более сильные сделали несколько кругов. После первой тренировки залетели обратно на чердак.

С этого дня их полёты стали повторяться, и скоро семья вылетела на облёт дружно всем выводком. Ах, как резво и бестолково кружили в хороводе они вокруг дома! Как переживали за них и носились в этом птичьем рое родители. Как громко, истошно и тревожно пищал Щебетухин, предупреждая детей о любой опасности!

Когда птенцы немного окрепли, родители стали увлекать их подальше от дома, заманивая ввысь и в даль. Пришло время учить потомство ловить мошек и спасаться от внезапной опасности в виде ястребка или другой хищной птицы.

Учёба продолжалась до конца августа. К сентябрю выводок улетел в общую деревенскую стаю, а потом все вместе они подались на юг вслед за уходящим из родных краёв теплом.

Пришла новая весна. Я работал во дворе и вдруг увидел первых ласточек. Две птички пролетели мимо, сделали облёт вокруг дома и сели возле меня на всё тот же трос. Одна села совсем близко и очень знакомо защебетала.

- Щебетухин, ты вернулся! Как я рад тебя видеть! Прилетел самым первым, чтобы никто не занял твоё место?

В ответ – ещё более бурное щебетание. Он был рад, что вернулся на родину, рад встрече и, захлёбываясь от этой радости, восторженно рассказывал о тяжёлом перелёте, о трудной зимовке на чужбине и ещё более трудном возвращении к месту, где родился и где вырастил своих первых птенцов.

Но прошёл день, и настроение Щебетухина резко изменилось. Он прилетел на пасеку, где мы с женой работали, и начал атаковать, едва не задевая нас крыльями. При этом время от времени издавал писк, не резкий тревожный, а требовательный и повелительный. Я не мог понять, отчего у ласковой доброй птички такая агрессивность.
- Что ты от меня хочешь, Щебетухин?

Он полетел в сторону дома, облетел его и снова подлетел к нам, мельтеша перед глазами и издавая громкий повелительный писк. -Да он же требует открыть форточку на чердак! – осенило жену. – Помнит, где у него гнездо! Целый час нападал на меня, пока ты ходил в деревню, а я только сейчас сообразила, что ему надо.

Форточка и в самом деле была закрыта. Пришлось лезть на чердак. Щебетухин с подружкой всё моментально поняли. Едва я открыл створку, как птички стремительно влетели с улицы, уселись на жёрдочку под старым гнездом, и Щебетухин, разливаясь в благодарностях, умиротворённо защебетал:
- Ну, вот! Совсем другое дело. А то закрыл, понимаешь, доступ к гнезду, горе-хозяин. Не бойся, долг за аренду чердака верну с лихвой. Июньскую мошкару вам тут поубавлю.

И всё повторилось, как и год назад. Ласточки слепили гнездо. Высидели и вырастили птенцов, а, после того как дети облетались, улетели в общую стаю, поближе к деревенскому пруду.

В начале осени, когда пришла пора холодных ночей, вся деревенская стая прилетела к дому. Почти полсотни птичек парадным строем расселись на проводах, а одна отделилась от них, подлетела ко мне и уселась на расстоянии вытянутой руки. Это был Щебетухин. Он прилетел попрощаться. Щебетал, делясь своими птичьими планами, и обещал обязательно вернуться.

В добрый путь, Щебетухин! Счастливого перелёта! Возвращайся весной вместе с детьми! Мы будем ждать!

Но он не вернулся. Наверное, погиб где-то, защищая свою стаю от ястреба. Прилетели его дети. Жизнь продолжалась, но никто больше не прилетал ко мне поделиться радостью и птичьими новостями…

Николай Башмаков.
25 февраля 2015 г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *