Обсуждение рассказа Юрия Фофина "Ждём перемен" (архив) | АсПУр

Обсуждение рассказа Юрия Фофина «Ждём перемен» (архив)

В этой теме 10 ответов, 8 участников, последнее обновление  Админ 8 мес., 1 неделя назад.

  • Автор
    Сообщения
  • #5343

    Админ
    Хранитель

    Дорогие друзья, представляем новый рассказ для обсуждения «Ждём перемен». Автор — Юрий Фофин.

    http://aspuris.ru/wp-content/uploads/2018/03/Zhdem_peremen_Fofin_Yu_N.pdf

  • #5348

    Админ
    Хранитель

    Семинар открыт, прошу добавлять ваши рецензии.

  • #5352

    Oksana
    Участник

    Здравствуйте, дорогие друзья! Благодарю автора за предоставленный рассказ. Глубоко символичное, живое, яркое произведение. Нравится внимание к психологическим деталям, их точность. Хорош образный язык. Достоверен и интересен сюжет рассказа. Он захватывает, хочется разобраться в том, что автор пытается донести. Однако создаётся ощущение открытого вопроса. Автор пунктиром наносит смысловые линии, стараясь касаться вечных вопросов вскользь, как можно менее навязчиво. В итоге образуются непреодолимые пробросы смысла. Пласты реальности и сна смешиваются, ломая стройность пространства текста. Одно ясно — необходимы перемены. Но боюсь, что это уже не актуальное открытие. Действительно необходим сегодня в литературе и жизни новый смысл, который автор приоткрывает пока слишком робко. Тем не менее, вектор поиска верен! Желаю успеха!)

  • #5353

    VETER
    Участник

    Рассказ начинается очень банально и скучно, без изюминки. Еще Чехов писал, что нельзя рассказ начинать с описания погоды, так это еще и сон. Автор, видно, Чехова не читал. Ну да ладно, простим ему это. Но дальше всё ещё хуже. Зачем этот сон туда вставлен? Ни для сюжета, ни для образа героя он ничего не даёт, только прибавляет скуки. Кому этот сон бессвязный интересен? Да никому. Мы же героя вообще не знаем. Нас с ним не познакомили. Герой в этом рассказе такой же скучный, никакой, да и сказать про него особенно нечего, кроме того, что он безответственный и не слишком сообразительный. Сначала бросил медицинский институт, потом его с какого-то перепугу туда обратно взяли. В жизни такого не бывает. В мединститут ещё попасть надо, учиться там сложно и прогуливать нельзя, а если уж бросишь, то обратно возьмут только за очень большие деньги и по большому блату. Автор это тоже не знает. Не так обидно, как за Чехова, ну да ладно. Дальше идёт штамп за штампом:

    «Я мечтал уехать куда-нибудь в теплые края. Постоянно представлял себе это:
    ночь, море, шум волн, огромная луна над головой и небо! Гигантское черное,
    пестреющее мириадами звезд небо. Лежишь, смотришь в эту бесконечную глубину и
    как будто выходишь в открытый космос.»

    Это мне уже сотню раз приходилось читать в плохих романах. Не надо такую банальщину пихать в текст, а особенно, в рассказ, где каждый миллиметр на виду, в отличие от крупной формы.

    «Перепуганный городской суетой, с головной болью, я поднимаюсь в офис на
    тринадцатый этаж высокого стеклянного здания. В зале порядок, светло, тихо. На
    стульях, выставленных в круг, сидят три парня и четыре девушки. В центре стоит
    мягкое винтовое кресло с высокой спинкой. Остается пара минут до начала
    собеседования.»

    А это ещё зачем? Три парня, четыре девушки, девять собак и сорок пять носорогов. Что они для сюжета дают? Ничего, опять же. Для красоты что ли вставлены? Так тоже нет. Ни красоты, ни информации, ни эмоций. И такого тут навалом. Здесь 2/3 текста можно выкинуть без ущерба для рассказа. Не нужно вставлять бессмысленные описания. В тексте должна работать каждая буква, каждая запятая. Бывает, что в текст вставляют длинные описания, но они тоже должны каким-то образом работать на сюжет или раскрывать героя. Здесь такого не дождёшься.

    Потом опять бессмылица, автор попытался внести какую-то оригинальность, но получилось неловко:

    «У нас-то буйных нет. Так, легкая меланхолия, — опять пошутила она.»

    Вообще в дурдоме посмешнее шутят. Ну или стараются хотя бы.

    «Не поняла…» — отразилось в глазах у свадебного торта.
    — И смотрел на шоссе, — продолжил Иван. — Я мечтал стать шофером. Я
    рисовал машины.

    О чём там мечтал этот Иван, тоже неинтересно. Такой же блеклый невнятный герой, как и тот, от лица которого ведется повествование. Но это ещё полбеды. Причём здесь торт? Нелепое сравнение человека с тортом. Даже для абсурдизма и постмодернизма неловкое, неточное и крайне неудачное.

    Главная проблема этого текста — неясность мысли, идеи. Чтобы продраться сквозь заросли путаного текста, безжизненных описаний и скучных монологов к самому главному — к мысли, нужно приложить много усилий. И когда понимаешь, что автор-то хотел сказать простую истину, которую каждый взрослый человек и так уже знает, испытываешь окончательное разочарование.

    Похвалить автора можно разве что за попытку. Регулярно как редактор читаю тексты начинающих на всяких семинарах — там подобных текстов тонны. Автору нужно искать свой стиль, стараться выразить мысль точно, ярко и отлично от других. Для начала — хотя бы точно. Потому что здесь даже с этим проблемы. А потом уже заботиться об образах и оригинальности. Удачи.

  • #5364

    Gleb
    Участник

    Всем доброго времени суток!
    Спасибо за этот рассказ!

    Рассказ очень глубокий, символичный. Он заставляет задуматься. Но всё же то, что хотел сказать автор, не совсем ясно понимается. А где-то возможно есть противоречия. «Ждём перемен» — название рассказа, но кажется, что в рассказе зашифровано что-то ещё более глубокое… И конец рассказа похож на открытый конец…

    Главному герою постоянно снится один и тот же сон. Слова песни показывают его желания. Он хочет перемен. Но почему эту песню Цоя поёт именно сумасшедший? Может, это намёк: перемен в нынешних условиях может хотеть только сумасшедший? Здесь, будто дискредитация самого желания перен. Интересно ещё, что во сне героя, как я понял, поздняя осень, а в реальной жизни весна. Это тоже наталкивает на такие мысли: весна – это начало, осень – конец, итог. Как бы говориться: «Вот, посмотрите, к чему ведут эти желания перемен (именно бездумные желания)». Сумасшедший стоит на улице, возле здания, его действия странны, отталкивающие, но это, хоть и в искажённой форме, похоже на такой одиночный митинг. Песня Цоя, которая используется в рассказе, исполнялась им перед катастрофой 90-тых годов. Тогда люди тоже ждали перемен, как и сейчас, впрочем…. Не является ли этот рассказ предупреждением?

    Главный герой, окончив второй курс Медакадемии, хочет перемен. Судя по его словам, ему не хочется уже быть врачом, не хочется помогать людям. Для него это скучно, такая жизнь для него представляется тусклой. Эта не его жизнь. Он говорит: «его настоящая жизнь намного ярче и полнее» И потом далее он рассказывает о своей мечте: тёплые края, комфорт, наслаждения… Похоже на американскую мечту.

    Хорошо, герой понятен. Но не понятна его психология далее. Он выходит во двор. Он хочет в тёплые края, но почему-то наслаждается ранней весной. Он хочет тепла, хочет греться на солнышке, загорать, а сейчас почему-то наслаждается прохладой, свежестью весны.

    Ему надо идти на собеседование, у него есть цель: побыстрее заработать денег и уехать отсюда. Но он останавливается для того, чтобы насладится рокотом мусорной машины. Идёт. Но потом опять останавливается для того, чтобы посмотреть на старушку. Неужели он не боится опоздать. Да, он вышел пораньше. Но всё-таки… Появление бабушки предшествует слово «вдруг». Я подумал, что из-за угла дома сейчас машина выскочит, чуть не собьёт героя. Но это всего лишь бабушка с тележкой…. Позже герой скажет: «Мне казалось, у меня на мгновение помутился рассудок». Это есть объяснение его психологии? Дальше герой выходит на главную улицу. Ему хочется спрятаться. Чуть позже он пугается городской суетой. Почему? Он живёт в городе, неужели он к нему не привык, или это опять помутнение рассудка? Здесь, кстати, вспоминается сумасшедший из сна. Заметно сравнение.

    Рассказ наполнен интересными символичными деталями. Рекламный щит со словами. Связываются скрип колеса тележки и журавли. И так далее. И это очень интересно.

    На собеседовании главный герой для своей тетради назначает сумму миллион долларов. Неужели герой так дорого оценивает свои мысли? Или так глупо шутит? Он хочет добиться своей цели, воплотить мечту в жизнь. А ведёт себя несерьёзно. Несмотря на это главного героя берут на испытательный срок.

    Наиболее ярко из всех героев прописан сумасшедший. Запоминаются детали: его глаза, улыбка, манера разговаривать, деталь его волнения и так далее. Остальные герои… Белое румяное лицо девушки на собеседовании «напоминает свадебный торт с глазами». Думаю, не удачное сравнение. Понятно, что лицо напоминает торт потому, что оно сильно накрашено… наверное… Но торт-то круглый. Что у девушки такое же круглое лицо? Или настолько толстое? Непонятно почему главный герой так много внимания уделяет сапогам «иллюзиониста».

    В некоторых местах есть не совсем точные описания. Во сне главный герой видит большое трёхэтажное здание. Я думаю трёхэтажное здание нельзя назвать большим. У здания есть пять колон. Написано: «между колоннами стоит он». Невозможно представить между какими именно колоннами он стоит (их же не две), и кажется, что между всеми сразу, но так же не бывает. У сумасшедшего «глубокие глаза». Почему глубокие? Они глубоко «посажены»? Или в них какая-то особенная глубина? Сумасшедший делает столько действий, это трудно представить, а некоторые действия невозможны одновременно. Это похоже на какой-то гротеск. Когда герой входит в зал для собеседования, говорится: «На стульях,… сидят три парня и четыре девушки. В центре стоит… кресло…». Создаётся впечатление, что все места заняты, и осталось только одно для «ведущего».

    В некоторых местах, по моему мнению, даётся ненужная для читателя информация. Во сне здание почему-то трёхэтажное, у него почему-то пять колон. В зале для собеседования на стульях сидят три парня и четыре девушки…

    Потом почти в конце герой говорит:
    «Так закончилась моя попытка вырваться из серой безликой массы… (Из тех, кто учится на врачей? Из массы будущих врачей? Они безликая масса??)… и взять от жизни всё…». «Бери от жизни всё» — любимая мантра западной пропаганды. Как правило, люди с таким убеждением чаще всего от жизни берут только самое плохое…

    В конце рассказа герой не меняет своих убеждений. И поэтому не меняется сам. Он как бы нехотя возвращается в «серую массу». Будет ли он с таким мировоззрением хорошим врачом? И зачем он вообще тогда учится в Медакадемии?

    Желаю всем и автору литературных успехов! Спасибо за внимание.

  • #5366

    Glokaya_kuzdra
    Участник

    Рецензия

    Видно, что текст написан юной рукой. Это многое извиняет. Однако рассказ крайне проблемный, в смысле, оставляет желать значительных изменений. Вот уж от чего ждать перемен — так это от данного текста. Да, штампы, да, много глупой воды, да, шутки не улыбают. Но. Думаю, у автора много времени впереди, для того, чтобы устроить перемены в личном осмыслении хороших художественных произведений. Стоит сделать рекламную пауза и приняться за усиленное чтение хороших книжек, современных и нет. И это того стоит, поскольку потенциал у автора несомненно есть.

  • #5379

    Админ
    Хранитель

    Согласна со многими замечаниями, прозвучавшими выше. В тексте много шероховатостей, возможно даже слишком много. Из непрозвучавшего – не совсем понятно, в каком историческом времени находится герой. Например, фиксированная цена на тетради – я не видела такого со времен распада СССР. Однако всё остальное – то ли из 90-х, то ли уже из 2000-х. Но всё-таки больше похоже на 90-е (опять же — Цой, кто его сейчас помнит из второкурсников?). Эти несоответствия мешают.

    Однако в рассказе есть нечто важное, что заставило прочитать его с интересом до конца. Наверное, это именно пересечения сна и реальности. Ощущение, что герой находится на границе этих двух миров, он как будто не до конца бодрствует. Однако, те, с кем он встречается, кроме разве что Ивана, выглядят полностью спящими. И эта атмосфера вокруг героя, и его внутреннее состояние переданы хорошо, их узнаёшь и в них живёшь вместе с героем.

    Герой в меру (для второкурсника) инфантилен и очень типичен. Мне это не мешает — интересно понять, что ощущают сегодняшние второкурсники. И даже хорошо, что его мечта настолько банальна – от неё не так жаль отказаться и вернуться к учёбе. Поскольку он пытался выйти в иллюзию, возвращение ровно в ту же точку сбивает его гордыню. Так что вполне себе – выход из кризиса. Герой достаточно самокритичен и благодаря неудаче станет трезвее. Но, поскольку сон его оказался вещим, можно надеяться, он останется верен своей способности пребывать на границе яви и сна, и видеть и бессмыслицу, и смыслы там, где другие не видят. А встреча с единственным живо чувствующим персонажем, да ещё и героем повторяющегося сна – не где-нибудь, а в психушке – отличное предостережение. Общаться с бессознательным, прорывающимся в снах, в ощущениях долгих секунд, синхронизациях и событийных рифмах – важно и нужно, но нельзя забывать и об осторожности.

    Мне показалась лишней последняя часть, после слов «Больше уже не хочется перемен». Это просто повторение того, что прозвучало в самой ткани повествования, не стоит разъяснять ещё раз. Понятно, что герой снова увидит/додумает сон и поймёт рифму: Иван и он – одно. И банальность в последнем абзаце тоже нет нужды произносить. История через символические детали должна сама всё рассказывать, и она это делает. Очень хороша психологическая деталь с разбившейся птицей. И вообще эта чувствительность героя к невидимому разговору Бессознательного с ним. В финале рассказа герой находит путь – внутренней трансформации через размышление – над сном, его пересечением с событиями жизни. И это очень плодотворно, на мой взгляд, тут и надо остановиться, подчеркнув это новое качество в герое. И эта фраза «Больше уже не хочется перемен» — она же несёт смысл железнодорожной стрелки – герой из внешнего движения (очевидно иллюзорного) переходит во внутреннее – глубокое и плодотворное. Может быть, тут не хватает буквально нескольких слов – или символа – чтобы намекнуть на это новое движение. Либо вовсе без этого.

    Спасибо автору за возможность поразмышлять на столь глубокую тему. Удачи!

  • #5380

    LevGr
    Участник

    Любопытный рассказ, исполнен в своеобразной стилистике. Но привлёк он меня даже не столько стилем, сколько загадочностью происходящего. Действительно непонятно (как отмечено в отзывах выше), явь это, или сон, или некое причудливое переплетение разных пластов реальности. А потому хочется строить догадки и отлавливать переклички смыслов.

    Герой встречает старуху – и замирает в ожидании неминуемого. «Всё как бы остановилось для меня на долгую секунду». Что означает этот момент? Просто заминка? Предчувствие будущего? Поворот в судьбе героя? И кто перед ним – просто старушка-прохожая? Или, может быть, символ смерти?

    Скрип тележки напоминает птичье курлыканье. Ближе к финалу герой вновь обращается к этому эпизоду, вспоминает сгорбленную старуху, слышит всё тот же звук – и в этот момент гибнет птица.

    На собеседовании «сидят три парня и четыре девушки». А Иван мимоходом упоминает: «семь ангелов». Случайно совпали цифры? Или автор на что-то хотел намекнуть?

    Интересен образ Ивана. Он явно не от мира сего. Поведением напоминает блаженных из прежних времён, и потому от него, как замечает сам автор, словно ждёшь откровения. Будто в странных его словах должна содержаться глубокая истина, на первый взгляд незаметная.

    Иван говорит: «…животные знают о чем-то, о чем люди забыли. Они знают, что… после смерти они переходят в другое состояние».

    Речи эти – об ангелах, о смерти, о переходе – наводят даже на мысль, что вообще весь рассказ иллюзия: быть может, герой умер в тот момент, когда встретил старуху, и дальше он существует в этом самом «другом состоянии», постепенно приближаясь к осознанию случившегося?

    Однако иллюзорные миры, как и сны, отличаются от реальности нечёткостью граней и непостоянством деталей: сцены, люди, предметы, образы – плавно перетекают друг в друга, незаметно меняют очертания и идентичность. Рассказ в этом смысле устойчивее, стабильнее. В нём много деталей будничных, совсем не сновидческих: офис, Макдональдс, курсы активных продаж, шестьдесят третий километр…

    Остаётся предположить, что рассказ проще, чем кажется. И речь в нём, как часто бывает, – о поиске человеком себя, своего места в мире, смысла жизни. Смысл получается в простоте: в способности увидеть истинную цену тетради, в таланте любить людей, не рассматривая их как клиентов.

    Смысл – в поиске полнокровной жизни, но жизнь эту легче найти не в стеклянном офисе на тринадцатом этаже, а в психиатрической клинике на лоне природы, где люди пьют воду из пригоршни или стоят кверх ногами, если им хочется, – не в знак какого-нибудь протеста, и не от отсутствия разума, а потому что свобода стирает разницу между нормой и отсутствием нормы.

    Но и этот смысл недостаточен для героя. Для полноты бытия ему не хватает чувства единения со всем человечеством. Это чувство он обретает в финале – не то наяву, не то в грёзах. Поиск закончен. Герой растворяется в мире. Жизнь продолжается.

    P.S. Спасибо автору за множественность возможных трактовок. Для меня это признак хорошей литературы.

    Лев Григорян,
    Москва

  • #5389

    Ermolin
    Участник

    Здравствуйте. Рассказ Юры читал давно, тот же вариант (или почти тот же), ещё опубликованный в журнале «наш современник». Рассказ слабый формально. Много хорошего содержания, но мала мастерства. Я имею ввиду, в первую очередь то, что тут, как мне кажется, автор во многом работает НЕ в так называемом логическом синтаксисе, то есть классическом, а в психологическом синтаксисе (который в полную силу пришёл в мировую литературу в 20 веке); и чтобы писать в психологическом, автору этого рассказа не хватило навыков.

    В логическом синтаксисе мысль как бы фильтруется – даётся опосредовано: субъективно оформленная мысль автора – по законам его психики — объективизуруется с помощью языка. Вспомним Толстого, например. Вот образец классического синтаксиса – мысль стройная и ясная. Не так в психическом. Автор в нём меньше заботится об объективизации мысли – грубо говоря, выдвигает её так, как она к нему пришла. Отсюда теряется логика повествования, и читателю нужно иногда много сил, чтобы научиться понимать язык автора.

    Само по себе это, конечно же, не значит плохо. Даже в психологическом синтаксисе автор может работать успешно. Достоевский, например. Его рассказчик – часто «хроникёр событий» – иной раз увлекается и как бы говорит лишнего, обрывая логику повествования, или просто рассказывает сбивчиво, неясно что к чему… Но дело в том, что в конечном счёте это не совсем так. Достоевский «дурит» читателю голову, и всё случайное в устах «хроникёра событий» у него на самом деле нужно, просто не так явно нужно, как у Толстого. Вот тут и требуется от читателя учиться понимать логику языка Достоевского. В психологическом синтаксисе вообще есть своя особенная, интересная эстетика…

    Автору в этом рассказе не очень удалось использовать такой синтаксис, на мой взгляд. Но всё-таки он не совсем запутал читателя, как может показаться. Рецензия, например, Глеба (Gleb), вполне это доказывает. И позволю себе не согласиться со Львом (LevGr) насчёт «множественности трактовок». Во-первых, это конечно не так касательно этого рассказа. Во-вторых, как правило, серьёзные авторы в истории литературы всегда вели определённую мысль, может, и трудно уловимую…

    Ещё что касается психологического синтаксиса. Проблема автора ещё отчасти в том, что чувство языка у автора по-моему слабо развито. Будь это переписано другим языком, рукой более опытного писателя, рассказ был бы очень хорошим, потому что само движение мысли к главной мысли в самом деле здесь интересное, и темы взяты актуальные.

    И напоследок. Нужно убирать лишние местоимения. В некоторых частях текста их много. Вот, например:

    Озадаченный этим я долго стоял и смотрел на нее. Я даже забыл, куда иду. Я уже ничего не видел кроме нее. Мне казалось, у меня на мгновение помутился рассудок. Все как бы остановилось для меня на долгую секунду..

    И у меня опять возникло то странное чувство. Как тем тихим весенним утром в моем дворе, когда все вдруг остановилось для меня, и что-то тревожное, неясное проявилось в моем сознании. Я Вспомнилась сгорбленная старуха. Как она, изнемогая, толкала свою тележку. Как будто кто-то заставляет ее делать это. Как будто она только и рождена для того, чтобы каждый день снова и снова толкать груженую тележку. Я слышу тот странный звук — что-то вроде курлыканья птиц (может быть, журавлей?), и мне опять кажется, что сейчас что-то непременно произойдет.

    На этом закончу. Остальное Юре я уже говорил.

  • #5447

    Fofin
    Участник

    Дорогие участники семинара! Большое спасибо за проделанную работу, кропотливую и профессиональную! Желаю всем высоких побед на литературном поприще! А самое главное — радости от самого процесса литературного творчества.

  • #5448

    Админ
    Хранитель

    Юрий, спасибо за участие! Было интересно!

Тема «Обсуждение рассказа Юрия Фофина «Ждём перемен» (архив)» закрыта для новых ответов.