«Врата Сибири» открылись для Вологодчины
12.07.2017
rastorguev-a
Андрей Расторгуев. В десяти шагах от Декарта
25.07.2017
Все статьи

Гость сайта: Григорий Блехман. Стихи

Гость сайта: Григорий Блехман. Стихи

Григорий БЛЕХМАН

ЖИВЁШЬ, ЭТУ КНИГУ ЛИСТАЯ… *** У жизни мирской есть пределы, У жизни духовной их нет, И как ни живи, что ни делай – Почти неизменен сюжет: Сперва поддаёшься соблазнам, Потом искупаешь грехи… Порой – очищенье, как праздник, Где медные звуки тихи. Живёшь, эту книгу листая, Пока ни находишь ответ: Лишь время мирское в нас тает, А время духовное – нет. *** Швыряет ветер порции дождя, Зонты трепещут и бегут под крыши, День непогожий всё это услышал И записал немного погодя. Потом забыл, и через много лет Ему вернула память почему-то: «Был дождь» – она напомнила, и будто Хотела слышать от него ответ – О тех далёких порциях дождя. Но день не дал ей внятного ответа, Сумел лишь вспомнить – вроде было лето… И записал немного погодя. У мемуаров есть своя печать – Они условны, как условна память… Проходит дождь, твой зонт опять не занят, И всё сначала хочется начать *** Бурлила ночь огнями города, На август сыпал звездопад, А лето шло в чуть слышных шорохах Встречать осенних дней парад. Он был и красочен, и холоден, И платья пёстрые срывал Залётный ветер, вспомнив молодость, Как непрерывный карнавал, Когда неважно – жарко, холодно, Дождит ли, снежится зима Или звонит по ком-то колокол. Важна лишь молодость сама. *** Гуляли волны у причала И волновали окоём, Как будто молодость бежала Туда, где хорошо вдвоём. Она бежала без оглядки И нарушала, может быть, Порядок в общем распорядке – Когда приплыть, куда отплыть… Она рвалась, и ей хотелось Как можно раньше видеть только ту, О ком всегда так сладко пелось И что несла его мечту – Мечту о том, чтоб у причала, Не нарушая окоём, Всё так же молодость бежала Туда, где хорошо вдвоём. *** Мы каждый день на лести падки, И только – возраста печать: Так умилительно и сладко Себя пылинкой ощущать – Ведь как пылинку мирозданья, Свою имеющую стать, Тебя в многопланетном здании Кому-то будет не хватать – Твоей улыбки и печали, Твоих сомнений и высот… Не догадаешься вначале, Что ты и сам – лишь эпизод. Маме Ты уходишь в золотую осень, И в пространство тихо сеет дрожь, Ты меня теперь уже не спросишь: «Как дела, сыночек? Ты придёшь?» И свеча, что по тебе печалит, Восковой слезой бежит на дно. «Я приду» – тебя я отвечаю. И теперь тебе уже одной… Ты прости – я опоздал с ответом, Ты всегда умела тихо ждать. Я сегодня пожалел об этом – Что не всё успел тебе сказать. Так всегда – жалеешь слишком поздно, Что-то рад бы изменить, но как?.. Тихо стынут за закатом звёзды И плывут куда-то облака. Может быть, туда, где это «где-то», И куда я говорю опять: «Ты прости, я опоздал с ответом, Подожди, как ты умеешь ждать». Прощание с Артистом Опущен занавес, и надо, Казалось, выйти на поклон Где все остались тебе рады – Где зал затих и полон он. Там благодарный зритель, слушатель, Не опасаясь расплескать Себя до дна, сейчас всё лучшее Принёс и ждёт, чтобы отдать… Усеяв путь аплодисментами, И уложив в земной поклон, Твой зритель ввёл тебя в бессмертие Вместо формальных похорон. *** С годами всё прозрачней, призрачней Гуляют в памяти черты И видятся они как призраки Из дальних дней, что ищешь ты, Когда заботы беззаботностью, Чуть позже время назовёт, И признаки твоей дремотности, Переведёт мечтой в полёт, Который и гуляет в памяти По переулкам дальних лет, Где беззаботностью мы заняты, И невозможного там нет. Свете Гуляла ночь, к утру раскинувшись, Ушли в рассвет её черты, И день оставил только символы Слов, что сказали я и ты – Совсем простых, но и достаточных, Других таких в природе нет, И потому из всех оставшихся Лишь те слова несут нам свет. *** Всё земное тянется к свету, И поэтому мучит всех: Отчего, мечтая о светлом, Постоянно впадаешь в грех – Невзначай обижаешь ближних И бываешь падок на лесть… Хоть давно на страницах книжных Всё о чаяньях наших есть – И о том, что тянешься к свету, Но нередко входишь во тьму. Только главного нет – ответа На простой вопрос: «Почему?» *** «Поэт всегда должник вселенной», Но многое, что говорил, Живёт во времени нетленным – Единственным из всех мерил. …Старик Державин нас заметил… Стихи легки, они воздушны, В них весь полёт из глубины – Слова рождаются послушно, И замыслы вдохновлены Неистощимостью сюжетов… Уже повсюду речь слышна, Что царскосельскому Поэту Затмить другие имена… Так по сей день – его прозренья В волшебно собранных словах Всё с тем же трепетным волненьем Разносит по свету молва. *** Изо дня в день, из века в век Друг друга где-то убивают. И, не успев уйти, всплывает Вопрос: «Чем болен человек? Зачем стремится на крови Создать себе благополучие? Мирская жизнь ведь – только случай С одним напутствием: «Живи! Изо дня в день, из века в век – Свой путь земной пройди достойно, Чтоб в мир иной входя, спокойно Произнести: я – Человек». *** Часто с теми, кто дружит со словом, Робок день и приветлива ночь, Где ночные прозрения снова Могут день оценить и помочь Выбрать верную строчку и фразу Или в тон тишине помолчать. Только это приходит не сразу, И не всё попадает в печать. *** У каждой строчки есть подстрочник, Он неуклюж и простоват, Поскольку там ещё неточно Располагаются слова. Расставишь – получаешь строчку, Потом забудешь, что сперва Её принёс тебе подстрочник И подарил свои слова. *** Цвет, размер, число карат Представляют циферблат, – Там и ценность, и наружность, Но… окружность манит взгляд: Время следует по ней, Отмеряя, сколько дней Прожил ты… А, что осталось, – Где-то рядышком – вовне. Может это потому, Что не надо никому Знать о тайне мирозданья, Недающейся уму. Жить бы «как ведёт звезда», И, наверное, тогда Ты оставишь в стороне Много «факторов извне». Только мне пока никак Не постигнуть эту мудрость: До сих пор любая трудность Заставляет суть искать… *** Получаешь разные вести В виде фразы, пейзажа и песни, В виде вспышки осиновой дрожи И мерцанья бегущих строк. Крыши в рыжем дожде, и чуть слышно Переходит осенняя вспышка В синий дым с оседающим стогом, И всё реже шаги у порога, И всё чаще прощальная речь. По простуженным дням и дорогам Чуть струится воспоминанье – Почему-то слово «Беречь». Будто знак, что однажды вспыхнув, Переходом в телесный пепел обозначенная дорога Станет памятью и звездой. Но пока обозначишь вместе, И звезда перейдёт в созвездье, Получаешь разные вести, Что идут своей чередой. И поэтому сны коротки, И поэтому речи не гладки, И поэтому так без оглядки Убегают слова из строки… *** Не усложняется простое, В котором сложности итог, И дорогого оно стоит В простой строке, и между строк. В простых словах сокрыта мудрость, Они подскажут, осенят, Их часто слышишь ранним утром, Когда все рядом, крепко спят… И потому хранишь простое, Как свой сегодняшний итог Того, что стоит и не стоит В твоей строке и между строк. *** Печаль и радость входят в будни – Всему свой срок и свой черёд, Но что в каком порядке будет, Никто не знает наперёд. Как видно есть какой-то жребий, Но плох ли он или хорош… Ведь даже праздник – был ли, не был – Порой не сразу разберёшь. Конечно, хочется удачи, О ней и теплятся мечты, Но праздник, так или иначе, Лишь то, что сам сумеешь ты. А чуть достигнешь – снова будни, Они-то помнят свой черёд… И всё равно, о том, что будет, Никто не знает наперёд. *** У исключений правил нет, – Они, как правило, случайны, И тайна их первоначальна: Как без предмета силуэт Или как разовый билет Туда, где вдруг объявлен праздник. И не казённой бравой фразой, А той, что оставляет след. Он может быть совсем не прост В незарастающей тропинке – Ведь даже память без запинки Не отвечает на вопрос О том, куда был тот билет, Где и когда тебя ждал праздник И почему иная фраза Вдруг навсегда оставит след. *** Тропинки памяти как сны: Их чёткость линий чуть размыта – Полупрозрачная. Но мы там Зачем-то, видимо, нужны. Их дальний свет, как силуэт, Где есть и города, и страны И на вопросы не пространный – Пунктирный следует ответ. Его слова, как первый снег – И неожиданны, и хрупки, Будто протянутые руки Качают маятника бег. А он отсчитывает то, Что лишь ему подвластно ведать, И не сбивается со следа, Когда-то ставшего мечтой. Она уходит высоко, Где неразгаданны сюжеты, И по её полоске света Вплывает контур облаков. Он, чуть покачиваясь в такт Своей мелодии неслышной, Уводит нас от фразы пышной Туда, где правит простота – К тропинкам памяти и снам, Чья чёткость линий чуть размыта. Но лишь размыта – не забыта, И потому приходит к нам. *** Иной раз топчешься на месте И поступить не знаешь, как, Но вдруг нежданное известие Выводит вмиг из тупика В такую простоту и ясность, Где будто молвит поворот: «Твои старанья не напрасны…» Бывает и наоборот. *** У пышной фразы есть изнанка, А у простой – изнанки нет. Она приходит спозаранку, В ней прост вопрос. И прост ответ, Что только самое простое Вместить способно глубину. И потому искать не стоит В себе хоть чью-нибудь вину. *** Из множества знакомых фраз Составить бы такую фразу, Чтоб останавливала сразу, Но и была не напоказ. Высокий слог и простота Чтоб в ней слились одновременно, Тогда проступит в современность Любого времени черта. Тогда она и бередит, И все тебя готовы слушать. Но миг такой – лишь редкий случай И мало у кого гостит. *** Невозможно быть любимым всеми И не нужно, важно только знать – Каждого из нас рассудит время, Хоть и не уходит время вспять. Лишь оно безжалостно и чинно Расставляет в объективный ряд Нашу суть, поступки и причины, Что в ряду том рядышком стоят. Ну а то, что не возможно всеми Быть любимым… Так возможно знать – Каждого из нас рассудит время, Хоть оно и не уходит вспять. *** Уходят годы, не прощаясь, Как и приходят, не стучась, – Слегка себя обозначая В условный день, условный час. Ведут тебя по анфиладе Неслышной поступью шагов К ещё неведомой ограде, Где твой итог земной готов. Но он – земной – лишь запятая, Для продолженья наших дней, – По чьей-то памяти ступая, Ты продолжаешься и в ней, Чтоб в непрочитанной странице Услышать главные слова Или кому-нибудь присниться И обозначиться едва. *** Я живу в современном мире, Он ко мне равнодушен и пуст, Как к жильцу в опустевшей квартире Отстающих обоев хруст. И во многом живу тем, что слышу Голоса моих давних дней, От которых теперь завишу С каждым годом сильней и сильней… *** Казалось бы, совсем немного – Бокал вина, да разговор, И коротается дорога. Так повелось с далёких пор. Её не только коротаешь, А в откровенности сосед, Как-будто – давний твой товарищ, – Даёт очередной совет… Такое было постоянно В доперестроечной стране, Сейчас уткнулись все в экраны, В пути бесед почти и нет. Прогресс, конечно, неизбежен, Но иногда – бокал вина И разговор – случайный, прежний, Как в давних днях, лишает сна. *** Уже не скажешь: «Невзначай»: Не спишь всё чаще по ночам – Это приходит дальнозоркость, И начинает мучить совесть За то, что нарубил с плеча, За, может быть, не те слова Или поступков неумелость… Но обязательна ли зрелость, Когда белеет голова? Ведь, всё равно, – вопросов тьма, При этом – дефицит ответов… И, чтобы не давать советов, Дай Бог, хватило бы ума. *** Осень стелет золотом дорожки, Гасит пыл и серебрит виски, Что казалось – навсегда, до дрожи, Чуть сместилось в сторону тоски. Словно ищешь то, что было в рядом, Или то, что так и не нашёл. Осень тихо привела в порядок Все тропинки, по которым шёл. Эта осень не жалеет красок, Будто в чём-то хочет убедить – То ли ждёт и моего согласия, Что всегда возможно ярко жить. Я согласен и ничуть не спорю, К золотой поре претензий нет, Только как-то незаметно скоро От любимых лишь остался след. Но их лица время не стирает – Их любовь я чувствую вдвойне, Словно ветер душу очищает Как посланец от прошедших дней. И в осенней полосе чуть слышно Водит эхо тихий камертон – То ли то, что на поверку вышло, То ли то, что переходит в сон: В сон о том, что в золоте дорожки, И о том, что в серебре виски… Но во сне всё, что ведёт до дрожи, Не уводит в сторону тоски. *** В московских старых переулках, Как много лет тому назад, Звучат шаги мои негулко, Не останавливая взгляд. Они по памяти проходят, Будто листают неспеша Всё, что давно уже не в моде И только мой замедлит шаг. Ведь для меня их древний камень И тёплый цвет особняков Всегда – зачёт или экзамен, К чему я должен быть готов, Поскольку в эти переулки, Как много лет тому назад, Неторопливо и не гулко Уйдёт и мой последний взгляд. *** Год из года за верхушкой лета Тает день, сужая свой проём, Лишь деревья, повинуясь ветру, Шелестят о чём-то о своём. Шелестят, наверное, о главном – Сверху дальше видно, чем внизу, Может, знают книгу без заглавия И оттуда вести нам несут. День за днём приходят эти вести, Торопясь уйти за окоём… Лишь деревья всё на том же месте Шелестят о чём-то о своём. *** О том, что было, не жалею, Хотел бы лишь в какой-то час Запомниться не юбилеем, А чем-то сделанным для вас – Поступком ли, удачной строчкой Из многих строчек или дел. И только этим, знаю точно, Запомниться бы вам хотел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *