Нина Ягодинцева. История должна жить сегодня
10.07.2017
«Врата Сибири» открылись для Вологодчины
12.07.2017
Все статьи

Григорий Блехман. Верить случаю наивно…

Григорий Блехман. Верить случаю наивно...


Умение удивиться – это дар природы. Он даётся для того, чтобы человек мог ощущать новые и новые краски в том пространстве и времени, в какое приводит его судьба. И тем, кому он даётся, сохраняют в душе молодость, а значит, и способность к свежему восприятию окружающего мира, вне зависимости от физического состояния. А ещё это умение позволяет понять нечто главное в том, что называется судьбой.

Об этом очень наглядно сказал Александр Кердан в своём, поначалу вроде бы шутливом, но, в конечном счёте, мудром, серьёзном стихотворении «РАБ БОЖИЙ», строчкой которого назвал мои впечатления о новом его сборнике*:

Вот споткнулся, как на грех…
Может, это – оберег?
Если б здесь я не споткнулся,
Через час бы растянулся
И расквасил нос и лоб,
Неповадно было чтоб.
Верить случаю наивно…
Всё, что в жизни неизбывно,
Всё, что вышло испытать, 
Это – Божья благодать,
От беды обереженье
 Или просто снисхожденье
К непутёвому рабу,
Что пеняет на судьбу…

И будто продолжением этой мысли о единстве мироздания и тесной взаимосвязи всего, что населяет наше общее пространство, звучит другое стихотворение поэта «ВЗАИМНЫЙ ИНТЕРЕС»:

Как хорошо, что всё – непросто,
Хотя так манит простота.
В мой дом заглядывают звёзды,
Как будто рядом высота.
И я смотрю почти как равный
На свет, струящийся из тьмы.
И вместе мы молчим о главном,
О вечном размышляем мы.
Хоть тайну бытия, наверно,
Познать нам всё же не дано,
Взираю я в глаза Вселенной – 
Она глядит в моё окно.

Из этих двух стихотворений уже отчётливо ощущаешь личность автора, его философское начало, с которым он, будучи наделённым ещё и   поэтическим даром, пришёл к сегодняшнему дню. Похоже, с какого-то момента тема о том, что, согласно известному выражению Осипа Мандельштама: «Всё в мире переплетено», стала для Александра Кердана главной:

Младенец, морщинистый, как старичок,
Старик, что глядит, как младенец,
Хотя на земле он – не новичок,
Но тоже уже иждивенец.
Меж этим и тем – где-то семьдесят лет:
В масштабе бессмертья – пылинка!
Вот, кажется, только явился на свет,
А следом уж ладят поминки.
Неужто и смысл заключается весь
Лишь в том, что нельзя по-другому:
Не может душа приспособиться здесь
И рвётся к небесному дому…

И этот знаменитый «лёгкий переход в неизвестность от забот», когда, перед тем как прийти к такому выводу или исходу, великий поэт сумел почувствовать и сформулировать, что «Жизнь ведь тоже только миг, / Только растворенье / Нас самих во всех других, / Как бы им в даренье», находит продолжение в восьмистишии Александра Кердана «МОЯ СУДЬБА»:

Когда уйду, предстанет жизнь судьбой.
Не для меня – для тех, кто будет следом
Искать созвучье времени с собой,
Сиюминутным радуясь победам.
Им, увлечённым, будет невдомёк,
Что жизнь равна судьбе лишь на мгновенье,
Когда, почти погаснув, уголёк
Даёт начало вечному горенью…

Каждый из нас сначала неосознанно, а с какого-то момента созрев как личность, уже осознанно ищет внутренне это «созвучье времени с собой». Кто-то дорастает лишь до того, чтобы любые сиюминутные победы принимать за такое созвучье, а кому-то дано понять, «что жизнь равна судьбе лишь на мгновенье». И тем, к сожалению, пока немногим, кто сумел выйти на такой уровень мысли, открываются горизонты бесконечности, о которых поэт сказал в двух заключительных строчках стихотворения.

Но какие бы горизонты ни открывались перед поэтом, свои прозрения ещё нужно выразить в строках. И тут каждый из пишущих время от времени пытается понять, как приходят к нему эти строки. Хотя никто так и не сумел этого сделать, таких попыток тоже ни один поэт не оставил. Вот и Александр Кердан задаёт себе всё тот же вечный «проклятый вопрос»:

Ну почему, когда я был счастливым, 
И ты была со мною так мила,
Поэзия, как женщина, ревниво
Косилась – и ни строчки не дала
Мне сочинить?.. А в миг, когда не стало
Моей любви, и потерял покой,
Отчаянье мне сердце разорвало
И стало поэтической строкой…
Но словно возвращая к изначально
Вопросы неуёмные мои,
Строка стихов, рождённая печалью,
По-прежнему твердит мне о любви.

Вот такая взаимосвязь бывает порой между печалью и любовью. Но это, как и всё остальное в человеке, определяется природой его личности. Хотя есть и нечто общее между собратьями по перу в их «таинственной страсти перья грызть», о чём Александр Кердан пишет в стихотворении «СТИХОТВОРЦЫ»:

Жизнь переводим на чернила,
На бденье над немым листом…
Не лучше ль целоваться с милой,
А остальное всё – потом?
Но – нет, нам горечь как услада,
Нам вымысел милей, чем явь…
Мы там ползём, где бегать надо,
Мы посуху решаем – вплавь! 
Нам представляются сюжеты
Наперекор самой судьбе,
Мы пестуем в себе поэтов – 
И забываем о себе.
Затем, чтоб в суете бездумной,
Где чувства зыбки, словно ртуть,
Наш мир, как отрок неразумный,
Стал милосерднее чуть-чуть…

Как просто и точно сумел выразить поэт высокий смысл того, что зовётся поэзией, которая тысячелетиями вызывает у людей чувство, сходное со знаменитым определением: «Как горла перехват, / Когда его волненье сдавит».

Конечно, в этой короткой заметке – лишь субъективное восприятие того, что мне показалось главным в поэтическом мироощущении этого мудрого, светлого поэта Александра Кердана. И конечно, его новый сборник «ОБЕРЕГ» много более ёмкий в поэтической палитре, где представлена лирика гражданская, личная, лирика природы, а также философская, на которой и было сконцентрировано здесь моё внимание, и переводы с болгарского, белорусского, коми.

Поэтому каждый, кто возьмёт эту небольшую, но очень содержательную книгу, непременно найдёт в ней что-то своё, близкое биению собственного сердца.

Но в одном, уверен, все мы будем едины – в благодарности поэту за то, что «как главное и высшее искусство» он считает «умение прощать», к чему и призывает своего читателя:

Искусство попрощаться без обид – 
Талант, которым Бог меня обидел…
В душе разлука каждая горит,
Как будто не любил, а ненавидел.
Как будто не виновен я ни в чём,
А все, с кем расставался, виноваты,
И на луну, как волк, не выл потом
От каждой сердцу тягостной утраты…
Нет оправданья мне. И потому
Молю судьбу, которая осталась,
Всех сохранить, кого сейчас люблю,
Чтоб с ними мне прощаться не досталось.
И пред разлукой, ждущей впереди,
Той, от которой не найти спасенья,
Дать мне талант – любимых не судить,
Не огорчать в ответ на огорченья,
От гнева и обиды защищать,
Беречь, лелеять трепетные чувства,
Приобретя умение прощать,
Как главное и высшее искусство.

Ну, а я хочу пожелать моему товарищу, чтобы та гармония, какая сложилась в его душе, навсегда осталась ему оберегом.

______
* Александр КЕРДАН «ОБЕРЕГ». Екатеринбург: Изд-во «АсПУр», 2017. – 126 с.

(Газета «СЛОВО» от 7 июля 2017 года)

1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *