хрустальный родник
Ежегодный всероссийский литературный фестиваль-конкурс «Хрустальный родник»
19.01.2018
Сквозь дымку времени
20.01.2018
Все статьи

Наталья Тагорина. Книжная иллюстрация как путешествие героя

natalya-tagorina-001

Наталья Тагорина. Книжная иллюстрация как путешествие героя




Александр Бакулевский о статье Н.Тагориной:

За долгую жизнь много приходилось читать отзывов о моих работах. Все они достаточно субъективны, даже если это – решения авторитетных жюри. Им придаю мало значения. Но совсем другое дело, если это мнение художника, которого я в чём-то заведомо ставлю выше себя. Он – мой авторитет, его мнение мне дорого.

Так однажды на моё тщеславное сердце как бальзам пролились слова Д.А.Шмаринова: "У Саши композиционное мышление". И это сказано одним из лучших композиторов в нашем изобразительном искусстве (!)

Точно так же высоко ценю я статью, автор которой увидела, что для меня главное в работе, чем мучаюсь долгие годы. Композиция, её теория и практика. Постоянный поиск композиции, наиболее точно выражающей суть изображаемого.

Всё в статье Натальи Тагориной мне близко и дорого. «Композиция – носитель гармонии», «композиция – красота» (безусловно!), «композиция – восхождение к целостности». Как ей это удалось подсмотреть в моих работах, ведь всё это спрятано. А словесно декларируется только на встречах со студентами. Это всё моё. Добавлю только, что композиция в узком смысле (компоновка, размещение всех элементов) – это уже содержание, даже ещё без рисунка. К сожалению, в учебных заведениях мало говорят об этом. Листаю журнал с дипломными работами одного из наших лучших ВУЗов. Название "Ждут автобуса", а композиция ясно говорит, что никакого автобуса не ждут и что он не придёт. Название "Христос перед народом", а композиция говорит, что герой колеблется в выборе между народом и свитой Пилата.

В статье Натальи Тагориной есть многое, что сейчас огорчает художников книги Советской школы. Поэтому более чем уместны напоминания о функции и специфике каждого элемента Книги, что в массовой книге, кажется, окончательно забыто.

Спасибо, Наталья Васильевна.

Бакулевский А.С.




Наталья Тагорина Книжная иллюстрация как путешествие героя Александр Сергеевич Бакулевский : графика А. С. Бакулевского в собрании Д. А. Мизгулина / [авт. послесл., ред.: Ю. П. Перминов]. - 2013. - 101, [2] с. : ил.

Изучив мифы и легенды почти всех культур человечества, выдающийся исследователь-мифолог Джозеф Кэмпбелл открыл их общую модель и назвал «путешествием героя». 1 Её основные этапы неизменны: зов нового мира, преодоление страха перед ним, пересечение порога (инициирование), обретение хранителей (помощников), победа над злом, преображение героя и возвращение домой с дарами знания. Этот универсальный цикл – скрытая основа любой хорошей истории, древней или современной. А хорошая история – всегда тайна: она волнует сердце и возвращает глубокое ощущение смысла в жизнь. Но почему так? И случайно ли, что «путешествие героя» – это точное повторение универсальной композиционной схемы любого произведения искусства? Эдуард Кочергин, известный театральный художник и педагог, пишет: «Классические композиционные принципы в литературе, музыке и изобразительном искусстве идентичны: пролог, завязка, развитие действия, действие, кульминация, развязка, эпилог».2 И далее – о композиции картины: «Если перевести эти принципы на изобразительный язык художника, то, руководствуясь ими, мы должны дать возможность глазу свободно войти в плоскость картины, композиции, затем завязать ритмический сюжет композиции и заставить взгляд двигаться по часовой стрелке, слева направо – к кульминации композиции. Центром композиции является кульминация, сдвинутая чуть вправо вниз от геометрического центра. Затем от кульминации ритм активнее спускается вниз и завершает построение композиции по часовой стрелке».2 Композиция как носитель гармонии, особым образом организованное ритмичное чередование напряжения и расслабления, встроена в нашу психику на самом глубоком уровне и отражает фундаментальные законы мира. Одна и та же схема повторяется повсюду в живой и неживой природе. Галактики, человеческие цивилизации, биологические виды растений и животных рождаются, растут, изменяются и умирают по принципам композиции, давая жизнь следующим общностям. Так в восхождении по спирали проявляется самоорганизация, увеличение сложности и разнообразия Творения. Что это, если не красота? Быть может, разгадка знаменитой формулы из романа Достоевского «Идиот» «красота спасёт мир» также кроется в универсальном цикле, описанном Кэмпбеллом? Ведь путь героя – всегда преодоление хаоса (зла) и восхождение к целостности на более высоком уровне. Вот на такие обобщения вывел меня вопрос к самой себе: почему из всех прекрасных книг, изданных Тюменским региональным общественным благотворительным фондом «Возрождение Тобольска», я сразу же и без раздумий выбрала для обзора альбом книжной графики А.С.Бакулевского? А потом, приступив к работе, сама прошла по «пути героя» в миниатюре, преодолевая трудности и то и дело встречая подсказки и неслучайные совпадения, ведущие к более глубокому пониманию смысла будущей статьи. Тот же Джозеф Кэмпбелл сказал: «Миф – это потайной ход, через который в человеческий разум проникает неисчерпаемая энергия космоса». Поднимаясь от мифа к универсальным законам композиции, можно сказать, что любое произведение искусства, гармонически и нравственно выстроенное, – это открытые двери для энергии космоса в нашем сознании. Вот почему альбом работ художника, идеально чувствующего композицию (гравюра не прощает неверных движений), вызвал во мне прилив творческого вдохновения. Но не только это заставило взяться за статью. Сегодняшнее состояние визуальной культуры – на уровнях чуть более высоких, чем сугубо материальные, – представляется мне опасным. И в первую очередь это касается оформления книг. Ведь книга – эталон состояния общества. Какова она – таково и представление об идеале, даже для тех, кто книг не читает. И если деградирует образец, чего ждать от всего остального? И массовая книга, действительно, деградирует во всех смыслах, в том числе визуальном. А дисгармоничное оформление может свести на нет впечатление от самого чистого и глубокого текста. Пусть это не очевидно для многих (книжные магазины пестрят яркими обложками) – от этого проблема ещё серьёзнее. Если человек не знает, как должно быть (а это – печальная реальность уже нескольких поколений молодых читателей), и, главное, почему должно быть именно так, то и сопротивляться не может невидимому действию хаоса, и даже не замечает признаков деформации собственного восприятия мира. И каким радостным открытием стали книги Фонда "Возрождение Тобольска", не просто оформленные и изданные на высочайшем уровне. Главное, что подкупило меня, – к работе над книгами систематически, осознанно привлекаются настоящие, лучшие художники, работающие сегодня в России, среди которых – и легендарные, такие как А.С.Бакулевский. Сегодня, когда в издательском деле экономят на всём, вплоть до редакторов и корректоров, приглашение к работе художника такого уровня – почти фантастика, и не столько по финансовым причинам, сколько из-за общего снижения требований к книге. Но, по сути, такое сотрудничество – единственно мудрое и верное решение. Это возможно только потому, что задачи и цели Фонда лежат не в плоскости коммерции, а в самом высоком – в возрождении русской культуры, в сохранении и передаче в будущее её высочайших образцов, в том числе через книгу. Причём плоды работы Фонда доступны всем без исключения благодаря онлайн библиотеке на сайте http://tobolsk.org/ . Рассматривать гравюры Бакулевского трудно – как, например, трудно читать хорошие стихи: настолько высок их энергийный и смысловой заряд, он переполняет. Если композиция – общая основа всех искусств, то известная цитата Г.В. Лейбница: «музыка есть арифметическое упражнение души, исчисляющей себя, не зная об этом»3 приложима и к графике. Чередование напряжённых и ненапряжённых элементов динамически уравновешенной композиции, где каждый штрих на своём месте и нельзя ничего добавить или отнять, заставляет сознание вспыхивать мгновенным припоминанием чего-то забытого и близкого, встроенного глубоко внутри, сонастроенного с Высшим порядком. Каждая иллюстрация требует длительного впитывания, подолгу не отпускает и остаётся в душе, по-хорошему тревожа, заставляя трудиться ум и сердце. Поэтому рассмотреть весь альбом за один раз невозможно. К нему нужно возвращаться. Кто же он – читатель этой книги? Думаю, в первую очередь это – родители, заботящиеся о здоровом будущем своих детей, а также учителя и руководители литературных и других творческих студий. И, конечно, сами дети, подростки, молодёжь. Возможность полистать альбом на сайте – хотя бы при освоении школьной программы – уже благо. И если рядом с юным человеком есть взрослый, показывающий ему такие книги и рассказывающий о них, – это огромная удача. Ведь атака на художественный, литературный, музыкальный вкус и нравственное чувство новых поколений сегодня беспрецедентна. Современная детская книга демонстрирует это в полной мере. Иллюстрации будто заигрывают с ребёнком, стремятся ему понравиться, подделаться под любой его каприз. Интонация их зачастую либо инфантильна и приторна, либо чересчур иронична, до сарказма и пародии, а иногда и открыто агрессивна. И причина этому – рынок. Погоня за увеличением продаж требует сниженного, кричащего стиля и содержания, портит вкус родителей, что ведёт к формированию такого же покупательского запроса, – и порочный круг замыкается. В дореволюционное и советское время в книжной иллюстрации царила полная стилистическая свобода при строгом соблюдении принципов композиции, что придавало ей оригинальность и прелесть, и в итоге русская и особенно советская книжная иллюстрация стала признанным сокровищем мирового искусства. Сегодня же в этой сфере существует жёсткий заказ именно на стиль, и диктуется он рынком в угоду очень среднему вкусу. Умеренность, баланс, целостность, особенно в эмоциональном плане, в иллюстрациях детских книг сегодня почти не встречается – даже среди достаточно профессиональных работ. Говоря об иллюстрации детской книги в лекции «Тяжесть и нежность советской книжной графики», искусствовед Лиза Плавинская замечает: «…что абсолютно исчезло из книг в 90-е – сейчас по ней (детской книжке) всё куда-то скачет, убегает и так далее. А 20 век, какой бы он ни был революционный для искусства, для книги, многие вещи сохранял очень классичные. Это архитектоническое представление о титульном листе, который выстраивался как храм или как дворец, и настолько каждому элементу было своё место, в этом было что-то… – как в «Евгении Онегине»: «и в Летний сад гулять водил». То есть каждая книжка по организации своей художественной – она была таким «Летним садом», довольно предсказуемо устроенным, но в этой предсказуемости какая-то радость узнавания была бесконечная. <…> Из детских книжек исчезла детскость. При моём огромном уважении ко всем коллегам, которые занимаются изданием детских книг сейчас, – пока что это получаются книжки от взрослых и для взрослых. То есть они рассчитаны на то, что родители увидят красивую вещь, поверят в стиль и дороговизну издания и вложатся в это рублём».4 Сам Александр Сергеевич Бакулевский рассказывает: ««Как рождаются иллюстрации? Как правило, читаю текст и отмечаю те места, которые мне кажутся интересными в изобразительном отношении и важными для повествования. В создании образа иду от сюжета, сохраняя повествование и ритмическую соразмерность. Мне нужно, чтобы в самой композиции уже был заложен смысл содержания и духовная сущность произведения [выд. мной – Н.Т.]. Мне кажется, что именно этот этап не всегда осознается художниками».5 По словам искусствоведа Людмилы Кувшинской «искусство книжной иллюстрации Бакулевского образно, высокохудожественно, интеллигентно. Его прочтение классической литературы отличает утончённая культура работы с текстом, своя система глубокого погружения в эпоху, отображаемую в литературном произведении. <…> В иллюстрациях Бакулевского столь много мудрой улыбчивости, что выражение «сказка ложь, да в ней намек» воспринимается не как скучное назидание, а как реальный контекст нравственного урока: «Кто познает – тем Урок». Так что известная истина миссии сказки: ценить людей, понимать разницу между добром и злом, правдой и ложью – в добрых иллюстрациях Александра Бакулевского обрела образное воплощение».5 Художник и сам удивляется: «Я делаю сказку, а иллюстрации всё равно остаются реалистическими! В сегодняшнем времени, когда искусство книги, в сущности, умерло, мне хочется хотя бы напомнить, что было такое искусство».5 Да, сегодня именно литература, книга в целом наименее защищена от агрессивного действия антикультуры потребления. Книга требует от читателя возвышенного взгляда на мир, а также развитого образного восприятия, эмоциональной зрелости и умения критически мыслить. И первая помощь в этом – искусство иллюстрации. Гармоничной, глубокой, такой, как у А.С.Бакулевского: она сама защищает сознание, ведёт по «пути героя» к высоким смыслам и умножает порядок в окружении хаоса культурной и ценностной деградации сегодняшних дней.

Наталья Тагорина, Санкт-Петербург

_____________________ 1. Кэмпбелл Д. Герой с тысячью лицами: Миф. Архетип. Бессознательное = The Hero with thousand faces / ред. И. Старых; пер. с англ. К. Семёнов. – СПб.: София, 1997. – 336 с. 2. Кочергин Э.С. Категории композиции. Категории цвета. Практические исследования основных понятий: Учебное пособие для студентов, осваивающих дисциплину «Основы композиции» при получении высшего образования по специальности «Сценография». - СПб.: РГИСИ; Вита Нова, 2016. - 160 с., 210 ил. 3. Холопов Ю.Н. Музыка: числа и красота // Компьютерра: Компьютерный еженедельник. 2000, 12 дек., № 45-46, с. 38-39 4. Лиза Плавинская. Лекция «Тяжесть и нежность советской книжной графики» https://youtu.be/Mg6uQXWSo3U 5. Гравюры в стиле мини // Йошкар-Ола: Городской общественно-политический еженедельник. 2011, 25 янв. https://pdf.gg12.ru/node/6471

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *